hostmaster.dk
Я такой же осел, как и вы, сэр!
Я бы хотел рассказать про данж, но понял, что могу этого и не делать. Он не так прекрасен, как малиновая вселенная под зонтиком.

«Самое прекрасное в жизни -- бред, и самый прекрасный бред -- влюбленность. В утреннем, смутном, как влюбленность, тумане -- Лондон бредил. Розово-молочный, зажмурясь, Лондон плыл -- все равно куда.
Легкие колонны друидских храмов -- вчера еще заводские трубы. Воздушно-чугунные дуги виадуков: мосты с неведомого острова на неведомый остров. Выгнутые шеи допотопно огромных черных лебедей-кранов: сейчас нырнут за добычей на дно. Вспугнутые, выплеснулись к солнцу звонкие золотые буквы: "Роллс-ройс, авто" -- и потухли. Опять -- тихим, смутным кругом: кружево затонувших башен, колыхающаяся паутина проволок, медленный хоровод на ходу дремлющих черепах-домов. И неподвижной осью: гигантский каменный фаллос Трафальгарской колонны.
На дне розово-молочного моря плыл по пустым утренним улицам органист Бэйли -- все равно куда. Шаркал по асфальту, путался в хлипких, нелепо длинных ногах. Блаженно жмурил глаза; засунув руки в карманы, останавливался перед витринами.
Вот сапоги. Коричневые краги; черные, огромные вотерпруфы; и крошечные лакированные дамские туфли. Великий сапожный мастер, божественный сапожный поэт...
Органист Бэйли молился перед сапожной витриной:
-- Благодарю тебя за крошечные туфли... И за трубы, и за мосты, и за "роллс-ройс", и за туман, и за весну. И пусть больно: и за боль...
»

«Каждым шагом делая одолжение тротуару, сплюснутый монументик вышлепывал лапами, на секунду привинчиваясь к одному пьедесталу, к другому, к третьему: тротуар был проинтегрированный от дома до церкви ряд пьедесталов. Не подымая век, монументик милостиво улыбался, ежесекундно сверкал на солнце цилиндром и совершал шаги, украшенный соседством миссис Лори: так барельефы на пьедестале Ричарда-Львиное Сердце скромно, но гармонично украшают Львиное Сердце.
И вот наконец, уравнение торжественного шествия мистера Краггса решено: наконец -- церковь
».

«Вверху, на хорах, начал играть органист Бэйли. Потихоньку, лукаво над зеленым мхом росло, росло оранжевое солнце. И вот -- буйно вверх, прямо над головою, и дышать -- только ртом, как в тропиках. Неудержно переплетающиеся травы, судорожно вставшие к солнцу мохнатые стволы. Черно-оранжевые ветви басов, с нежной грубостью, всё глубже внутрь -- и нет спасения: женщины раскрывались, как раковины, бросало Бога в жар от их молитв».

«И вот двое на зеленом шелке травы, прикрытые малиновым зонтиком: видны только ноги и кусочек кружева. В великолепной вселенной под малиновым зонтиком -- закрывши глаза пили сумасшедшее шампанское. <...> Но под зонтиком -- в малиновой вселенной -- бессмертны: что за дело, что в другой, отдаленной вселенной будут убивать? <...> Засмеялись. Засмеялась прекрасная леди, закрылась малиновым небом-зонтиком и явно для всех прижала колени к своему Адаму: они были одни в малиновой вселенной, и они были бессмертны, и парк до краев был полон острыми искрами...»

ЗЫ., добавить в данж атмосферы, и постараться раскрыть историю мира. Через книги, фрески. Объяснить, что в храме велись исследования, ставились опыты, генная инженерия кустарного уровня.

@музыка: Kato – Live It Up (feat. Wafande)

@настроение: "малиновая вселенная", мали-и-иновая, вдумайтесь, черт побери!

@темы: чашечку кофе, пожалуйста, цитаты, счастье в каждый дом, литература, oneshot, headshot